1 августа 2013 в России вступил в силу закон по борьбе с интернет-пиратством, вызвавший недовольство крупнейших интернет-компаний. Предполагаемые причины принятия этого закона многочисленны – здесь и стремление поставить интернет под контроль, и желание подсластить США предоставление убежища Сноудену, и общая тенденция принимать предельно жесткие законы, а потом их смягчать в ответ на общественное возмущение. В итоге закон оказался принят в максимально жесткой форме. Российский интернет продолжает вытесняться из правового поля. А ведь даже в США, главном инициаторе борьбы с «пиратством», рассмотрение подобного закона (Stop Online Piracy Act) было отложено из-за общественного давления на неопределенный срок.

Бесконечная борьба с «пиратством» с завидным упорством продолжается без видимых шансов на успех. Споры приобретают все более острый и идеологизированный характер. Как же получилось, что авторы и их поклонники оказались по разные стороны баррикад в непримиримой борьбе?

Требования авторов просты и понятны – они хотят, чтобы их творчество давало им возможность заработка, если, конечно, оно востребовано их зрителями (читателями). Более чем понятное и справедливое требование, против которого никто, кроме отдельных маргиналов, не возражает. Что же вызывает такое возмущение у сторонников копилефта? Ответ прост – современная система авторского права защищает интересы не авторов, а правообладателей, т.е. крупнейших транснациональных медиакорпораций («большой четверки» в области звукозаписи, 6-7 кинокомпаний) и агентств по охране авторских прав, вместо того чтобы согласовывать и защищать интересы авторов и общества. При этом система искусственно блокирует распространение научной и культурной информации, жертвуя научным и культурным развитием общества ради всеобщей коммерциализации.

Так получилось, что в основу авторского права в современном виде оказался заложен принцип «права на Микки Мауса не должны перейти в публичное достояние» (соответствующий закон был пролоббирован компанией «Walt Disney» в 1998 году и получил неофициальное название «закон Микки Мауса»). Для реализации этого принципа срок действия авторских прав был удлинен до 70 лет со дня смерти автора и до 95 лет со дня опубликования для корпоративного авторства. При этом действие закона коснулось всех областей авторского права.

Широкую известность получили правовые эксцессы, связанные с запретами на тексты Галича, на футбольный гимн Блантера и многое другое. Однако негативные последствия для научной и культурной сфер многие недооценивают. Перечислим основные из них:

— основной корпус текстов, созданных в период 1920-х – 1970-х годов оказался под полным запретом на ближайшие десятилетия. Попытка компании Google оцифровать и выложить во всеобщий доступ десятки миллионов книг XX века была успешно оспорена агентствами по защите авторских прав. При этом, поскольку для большинства книг, изданных в этот период, установить правообладателя уже невозможно (это, разумеется, вовсе на автор, а правопреемник издательства), то восторжествовал принцип: «если правообладателя нельзя установить, распространение книги должно быть запрещено»;

— резкое замедление оборота научной информации в интернете – статьи и даже диссертации закрываются в коммерческие базы данных, с ограниченным доступом и возможностями копирования и использования;

— замена фундаментальных энциклопедий, запрещенных к размещению в интернете, на Википедию, основой для которой в гуманитарной части послужила Britannica 1911 года издания. Т.е. обществу пришлось отказаться от профессиональной энциклопедической системы, заменив ее на любительскую, но зато соответствующую авторскому праву;

— под угрозой гибели старые быстроразрушающиеся пленки с фильмами, поскольку владелец прав не обнаружен, а для перевода на другие носители и обеспечения долговременной сохранности фильма надо получить разрешение;

— и многое, многое другое.

Складывается парадоксальная ситуация. Государство и общество тратят значительные средства на развитие науки и культуры, напрямую финансируя фундаментальную науку и некоммерческое искусство, вкладывают серьезные усилия в пропаганду и распространение научных знаний и произведений высокой культуры. Одновременно государство прикладывает не менее серьезные усилия, чтобы не допустить свободного распространения результатов научного и культурного творчества. То есть сначала государство выделяет миллиарды долларов на поддержку науки, чтобы ученые имели возможность написать свои труды, потом дотирует научные издательства, чтобы издать в хорошем качестве эти труды, а потом всеми силами блокирует их распространение в интернете. Только что развернулись горячие споры об эффективности академической науки в России, а, между тем, средняя стоимость прочтения статьи в журнале Академии наук на сайте http://elibrary.ru/ — 200 рублей за одну статью. Столько же стоит и доступ к одной диссертации. Автору, естественно ничего не достается.

Первый абзац типового договора об «авторских правах» с сайта издательства «Наука»: «Автор с момента вступления настоящего Договора в силу предоставляет Издателю на безвозмездной основе на срок действия авторского права, предусмотренного действующим законодательством РФ, исключительную лицензию на использование созданного Автором (Соавторами) научного произведения».

Разумеется, денег на издательства таким способом не соберешь, зато заблокировать распространение научной информации удается прекрасно. То же самое и с произведениями артхауса и классической культурой. Коммерциализация результатов тех видов интеллектуальной деятельности, которые финансируются государством как абсолютно некоммерческие, – настоящая шизофрения.

Таким образом, реальная практика применения авторского права полностью дискредитирует саму идею правовой защиты интеллектуальной собственности. Об этом свидетельствует и стремительное появление многочисленных «пиратских» партий в Европе, и поддержка обществом файлообменных сетей. В итоге общество в целом убеждено, что нарушение авторских прав – не преступление, а борьба против «жирных котов». Все это делает невозможной защиту прав самих авторов. В самом деле, как убедить здравомыслящего человека, что легитимен и общественно полезен закон, запрещающий распространение в интернете Полного собрания сочинения Льва Николаевича Толстого (1928-58, авторские права на комментарии!), фильма Эйзенштейна «Иван Грозный» (вышел в 1944), Большой Советской Энциклопедии и всех трудов издательства «Наука» советского времени? Кстати и использование в интернете любых фотографий периода Великой Отечественной войны противозаконно.

В то же время отсутствие реальной системы защиты авторских прав делает невозможными многие виды интеллектуального творчества. И получается, что авторы, призывающие к соблюдению законодательства об авторских правах, в отсутствие чего они остаются без средств к творчеству, вступают в противостояние с собственными зрителями и читателями. Им, вместе со своими правами, приходится отстаивать абсурдные требования закона.

Общество поставлено перед ложным выбором – либо губительная для общества борьба со свободным распространением информации, либо ликвидация целых направлений в искусстве, существовавших ранее на коммерческой основе. Выбор этот ложен, потому что если поставить во главу угла общественные интересы, то есть согласование и защиту интересов авторов и общества, то решение вполне можно найти, пожертвовав интересами бюрократических структур по защите авторских прав и частью интересов мейджоров медиаиндустрии.

Дифференцированный подход к различным видам интеллектуального творчества показывает необходимость абсолютно разных подходов к их правовой защите.

* современный кинематограф — требует максимальной защиты авторских прав в первые несколько лет после выхода на экраны и сильной защиты далее
* изобретательство — требует выстраивания механизмов защиты от «патентного рейдерства», по сути блокирующего процесс изобретательства
* литература — распространение задним числом авторских прав на давно умерших авторов привело к фактическому запрету на публикации на многие десятилетия, вопреки очевидной воле покойных, выраженной ими в своих произведениях
* научная литература, обычно бесприбыльная, субсидируется обществом, после чего защищается копирайтом от использования тем же обществом – требует защиты неимущественных авторских прав (защита от плагиата в первую очередь)

Итак, в защите авторских прав нуждается коммерческое искусство, и это не оспаривают даже самые горячие сторонник копилефта. В то же время наибольшее общественное возмущение вызывает защита имущественных авторских прав в сфере культуры и науки, блокирующая свободную циркуляцию научной и культурной информации в интернете.

Только приведя законодательство в соответствие с интересами общества, можно добиться уважения к нему и, как следствие, к его соблюдению. И тогда интересы авторов действительно можно будет защитить.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.