Министр сельского хозяйства РФ Елена Скрынник отчиталась перед депутатами Госдумы.

Условия для развития сельского хозяйства, оговоренные при присоединении России к ВТО, оказывается, «одни из самых лучших, на которых другие страны присоединялись к этой организации». В этом пыталась уверить депутатов Госдумы министр сельского хозяйства Елена Скрынник, отчитываясь на «правительственном часе» в нижней палате парламента. Впрочем, она как бы невзначай тут же добавила: «Минсельхоз разработал комплекс мер, которые необходимо реализовать для гармонизации процесса адаптации российского сельского хозяйства к условиям ВТО». Спрашивается: зачем тогда вообще нужна поддержка нашему сельскому хозяйству, если условия присоединения нашей страны к ВТО для отечественного агропромышленного комплекса (АПК) и без того «одни из самых лучших в мире»?

Но эту неувязку г-жа Скрынник, похоже, и не заметила. «Мы вступаем в эту программу (присоединяемся к ВТО. – KM.RU) по развитию агрокомплекса на выгодных условиях, как и большинство развитых стран. Это позволит нам реанимировать отрасль, в частности, добиться более высокого государственного субсидирования. Так, вместо нынешних $5,6 млрд мы рассчитываем на господдержку в $9 млрд», — «на голубом глазу» рапортовала глава Минсельхоза.

И уже здесь она явно вводила депутатов в заблуждение. Действительно, $9 млрд в год российский АПК никогда ранее не получал (если, конечно, не брать в расчет советские времена) – нынешний уровень господдержки сельского хозяйства ограничивается (по данным Скрынник) $5,6 млрд, а по другим данным – $4 млрд. И одним из непременных условий вхождения России в ВТО является установление предельного потолка господдержки АПК в $9 млрд. Но, во первых, это разрешение «вышестоящей инстанции» выдано России лишь на несколько лет — к 2018 году поддержка должна вернуться к исходным значениям (т. е. к $4 млрд). А во-вторых, надо быть большим оптимистом, чтобы рассчитывать в ближайшие годы фактически на удвоение господдержки АПК – все-таки мировой экономический кризис на дворе.

В связи с этим еще одной, мягко говоря, натяжкой выглядят заверения нашего министра, что «продовольственная безопасность остается ключевой целью госпрограммы поддержки АПК». Тут уж «ежу понятно»: либо продовольственная безопасность, либо принятие условий присоединения к ВТО. Ведь одним из непременных условий вхождения любой страны во всемирный торговый клуб является постепенный отказ от всяких таможенных барьеров и пошлин. Как в таком случае незащищенные отечественные производители сельхозпродукции смогут обеспечить параметры Концепции продовольственной безопасности, которые предусматривают, что именно они, отечественные производители, должны покрывать львиную долю потребностей страны в продовольствии? Нонсенс какой-то.

Кстати, оптимистический отчет, который представила в Госдуме г-жа Скрынник, резко диссонировал с недавним докладом, посвященным возможным последствиям присоединения России к ВТО, который подготовило возглавляемое ей же ведомство. А в нем прямо указывалось, что вступление России в ВТО и связанное с ним снижение импортных пошлин сделают российский агросектор непривлекательным для иностранных инвестиций, а его продукцию – неконкурентоспособной. Правда, авторы доклада оговорились, что их сценарий – самый пессимистический из всех возможных. Г-жа Скрынник, выступая в Госдуме, видимо, решила вдохнуть в депутатов оптимизм.

Но не получилось, однако, во всяком случае, многие народные избранники обрушились на министра с острой критикой.

«Вот вы, врач, ведущий кардиолог России, вам людей лечить, а вас поставили скотину лечить! И все у нас так!» — вопил в присущем ему стиле Владимир Жириновский.

«Регламент Государственной Думы так устроен, что правительственные часы превратились в дежурное мероприятие, — заявил, в свою очередь, председатель «Справедливой России» Николай Левичев. — Может, вам удастся процитировать несколько резких выступлений или комментариев оппозиции, но практика показывает, что от появления с отчетом в Государственной Думе министру нынешнего правительства ни жарко, ни холодно».

«Мы, например, в очередной раз направив 15 обстоятельных вопросов госпоже Скрынник, до сих пор, до начала заседания, ответов на них не получили, — продолжал Левичев. — Я уверен, что мы не получим эти ответы и в течение 15-минутного выступления министра, а фракция в устной форме сможет задать только два вопроса. В условиях, когда принято решение о вступлении России в ВТО, большинство отечественных производителей абсолютно уверены в том, что это приведет к краху отечественного сельского хозяйства. Мы, конечно, хотели бы знать, не следовало бы переговорщикам с российской стороны сначала поставить вопрос в правительстве, чтобы поддержка сельхозпроизводителя позволила развить наше сельское хозяйство, увеличить производство сельхозпродукции с тем, чтобы потом с помощью открытой структуры, такой как ВТО, с этой продукцией выходить на мировой рынок».

«У нас же все наоборот, — продолжал Левичев. — У нас, как вы знаете, сельхозпродукции в магазинах видимо-невидимо. Но как отчитываться перед Государственной Думой — так видимо, а как купить отечественную продукцию в магазине — так невидимо. Поэтому я хотел бы знать, удастся ли молодому поколению нашей страны вкусить истинный вкус мичуринских яблок или они будут вынуждены покупать яблоки более похожие на бильярдные шары? Но боюсь, что задать вопрос о том, сможет ли министерство сельского хозяйства поддержать 20 млн отечественных садоводов, нам просто не представится возможность».

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.