Кризис беспрецедентен и будет затяжным, российская власть пока реагирует на него ситуативно, не ведя активной политики. Какой она должна быть, представления нет. Ни государство, ни общество не готовы к преодолению кризиса. Деньги у государства не то чтобы закончились, но бизнесу на них уже рассчитывать не стоит. Таковы основные выводы из VI Красноярского экономического форума (КЭФ).

Подготовка к форуму шла параллельно с составлением чиновниками на местах региональных списков предприятий, претендующих на господдержку, — по примеру приближенных к федеральной власти бизнес-групп, уже накачанных деньгами. И одна из тем КЭФ заявлена была соответственно: «Кого и как спасать государственными деньгами?» В преамбуле к обсуждению разъяснялось: «Государство становится основным источником финансовой поддержки отечественного бизнеса». Однако уже в начале дискуссии помощник президента Аркадий Дворкович предложил представителям реального сектора экономики вести себя скромнее: «Не стоит бегать за помощью, государство не будет никого спасать, оно должно ставить в центр человека, а не конкретных акционеров и инвесторов». Тем самым Дворкович, по сути, признал ошибку российских властей, выбравших роль спасателей экономики, Чипа и Дейла, спешащих на помощь. Всё новые и новые денежные амбиции владельцев компаний не очень своевременны, заметил Дворкович.

Министры не столь категоричны. Вице-премьер Александр Жуков не стал говорить о том, что посулы государства просто невыполнимы; напротив, он заявил: «Сегодня мы располагаем достаточными ресурсами для поддержания ключевых секторов экономики, конкурентоспособности российских предприятий». Если Дворкович полагает, что готовность власти к долгому периоду кризиса такая же, как в обществе, только более низкая, то для Жукова стакан наполовину не пуст, а полон — по его мнению, к этому кризису Россия подошла подготовленной лучше, чем к предыдущим. При этом и Жуков не забыл сказать о беспрецедентности кризиса и отсутствии рецептов выхода из него.

Относительно заканчивающихся денег красноречиво высказался устроитель КЭФ, губернатор Александр Хлопонин: запаса прочности в самых сильных регионах (они от кризиса страдают сильнее. — А.Т.) хватит лишь на месяц. Сейчас до нас дошла только первая волна кризиса, но уже начался кризис неплатежей, даже у сырьевых предприятий. К концу марта, если не принимать конкретных мер, кризис начнет развиваться стихийно. Видный деятель ЕР, возможно, погорячился. В этот же день и примерно в это же время руководители этой партии встречались в Ново-Огареве с Владимиром Путиным. И он заявил, что год будет трудным, но «мы ситуацию в состоянии удержать, и мы ее точно удержим».

Вообще говорить о точности и хоть какой-то ценности прогнозов и оценок на КЭФ не приходится. Напомню название предыдущего форума, состоявшегося год назад: «Россия 2008—2020. Управление ростом». Даже возможность кризиса не обсуждалась.

Что касается осмысленности «конкретных предложений», формулируемых одними представителями власти для других, то их список из года в год в основном повторяется. Это мантры о понижении уровня враждебности государства к бизнесу, снижении налогов на малый бизнес, упрощении налоговой отчетности, необходимости модернизации страны, борьбы с коррупцией и т.д. Меняется немногое: степень пышности самоназваний «сибирского Давоса» — теперь это «инновационное мероприятие в формате мозгового штурма», «банк антикризисных идей». Еще тасуются и переименовываются главные задачи, которые, по мнению начальства, надо решать стране либо отдельным регионам. У Хлопонина раньше была симпатичная программа «4 Д»: дом, деревня, демография, дети. Сейчас провозглашены тезисы о «3 С» (на самом деле речь об одном «С» — строительстве) и «1 О» (образование). На прошлом КЭФ Дмитрий Медведев, тогда еще кандидат в президенты, сформулировал программу «4 И»: институты, инфраструктура, инновации и инвестиции. Чтобы все эти «И» стали реальностью, следовало решить 7 задач: преодолеть правовой нигилизм, радикально снизить административные барьеры, налоговое бремя и т.д.

И вот спустя год управляющий директор ИК «Тройка Диалог» Андрей Шаронов просил государство, собственно, этим и заняться. Больше заботиться о макроэкономической стабильности — никто не будет давать кредиты при сохранении такой инфляции (Дворкович не исключил, что она может составить 15%). Пока государство движется в обратном направлении, увеличивая расходы. Не нужно спасать все, надо дать чему-то и умереть, позволить «пузырям сдуться». Поддерживая предприятия, власть искажает объективные сигналы, посылаемые рынком. О риске замещения частного сектора, соблазнах регулирования и бюрократического реванша говорил и глава совета директоров «Норникеля» Александр Волошин.

Милый такой корпоративчик — публика преимущественного одного плана, либерал-консерваторы съехались и поговорили о своем, о стране, о наболевшем.

Оценки

На прошлой неделе практически все экономические ведомства и их руководители персонально выдали порции мрачнейшей информации.

Так, Минэкономразвития Эльвиры Набиуллиной опубликовало уточненный, а на деле — категорически новый прогноз на текущий год. Падение ВВП составит не близкие к статистической погрешности 0,2%, а вполне ощутимые 2,2%, промпроизводство сократится на 7,4% вместо предполагавшихся 5,5%, инвестиции сократятся не на 1,4%, а в десять (!) раз больше. При этом МЭР по-прежнему надеется, что среднегодовой курс доллара составит 35,2 рубля при цене нефти в $41 за баррель.

Вполне очевидно, что при подобных перспективах нужно заново полностью переписывать бюджет. Это признал вице-премьер Алексей Кудрин, выступая на коллегии Федерального казначейства, сообщил, что доходы бюджета составят 6,349 млрд руб., что на целых 42% меньше, чем заложено в действующем бюджете. Зато общие расходы вырастут на 6% — до 9,555 трлн руб. Таким образом в бюджете образуется дыра размером в 8% ВВП, что в переводе на рубли составляет цифру в 3,2 трлн. Она будет покрыта преимущественно за счет средств Резервного фонда, но при этом внутри бюджета придется сокращать отдельные статьи, для того чтобы выкроить недостающий триллион на антикризисные мероприятия. К ним г-н Кудрин в первую очередь относит финансовую поддержку субъектов Федерации и банков.

Кроме того, 500 млрд руб. придется потратить на покрытие дефицита внебюджетных фондов, в первую очередь — Пенсионного.

По мнению Алексея Кудрина, расходы бюджета будут превышать доходы как минимум до 2012 года.

Помощник президента Аркадий Дворкович не исключает, что инфляция по итогам 2009 года составит 15 процентов. МЭР сохраняет годовой прогноз в 13%, но с начала года цены выросли, по официальным данным, уже на 3,6%. При этом рост цен на отдельные группы товаров, преимущественно импортируемых в Россию, таких как лекарства, в связи с девальвацией составляет 30—40%.

По данным Роструда, безработица с октября прошлого года выросла в целом по стране на 22%, а в отдельных регионах, к примеру, на Урале, где сконцентрировано большое количество промышленных предприятий и моногородов, прирост официально зарегистрированных безработных и вовсе составил 53%. Всего в России на пособии сидят 1,89 млн человек.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.