Экономика страны, в которой действующие законы противоречат Конституции, а Конституция — законам, государственные обязательства и распоряжения правительства исполняются только применительно к интересам избранных социальных групп, власть врет народу, а народ власти, вся система ценностей перевернута с ног на голову — экономика такой страны теряет шансы на успех, и чтобы оставаться на плаву — в обязательном порядке подлежит модернизации.

Однако модернизация модернизации рознь. Не всякая модернизация во благо, не всякая модернизация приемлема, не всякая модернизация имеет шансы на успех. О какой модернизации у нас сегодня идет речь?

Всякая модернизация, как известно, дело сложное и дорогостоящее. Главный вопрос в этом деле — как оптимальным образом, наиболее быстро, эффективно и с минимумом социальных издержек запустить в оборот те ресурсы, которыми реально располагает модернизируемое общество? Применительно к современной России — как использовать не только полезные ископаемые, но и мощный человеческий потенциал нашего общества, который пока «стерилизуется» властью с куда большим успехом, чем «нефтедоллары». Как регенерировать наш уникальный научно-технологический потенциал, избавиться от навязанных нам устаревших западных технологий и, минуя их, осваивать принципиально новые, не имеющие аналогов в мире отечественные разработки?

Нельзя дать адекватные ответы на поставленные вопросы без объективной оценки того, что у нас есть, без «инвентаризации России». Но уже сегодня понятно, что итоги такой инвентаризации будут неутешительными.

Еще и еще раз повторим: на протяжении последних двадцати лет в нашей стране реализуется классическая схема убыточного производства. А убыточная экономика — это как рак в организме: она съедает всё, до чего дотягивается. Поэтому мы, за исключением отдельно взятых оазисных случаев, не можем говорить ни о повышении уровня жизни, ни о повышении социальных расходов: не только пенсий, но и расходов на образование, здравоохранение и т.д., если действительно норма накопления, включая сбережения, у нас — не выше 15% при минимально необходимой 35%, а фактические капитальные вложения — 12% вместо необходимых 33%.

Пытаясь выжить (и выживая!), мы практически все проедаем. Понятно, что о расширенном производстве речи нет. Но и с простым воспроизводством, если судить по уровню использования производственных мощностей, у нас дело сегодня идет едва ли в полсилы. Вследствие этого степень реального износа основных производственных фондов (не путать с публикуемыми цифрами, характеризующими нормы амортизации, 2/3 сумм которых у нас ежегодно испаряются, банк их накоплений так и не создан и используются они, мягко говоря, по усмотрению) в Российской Федерации достигла в среднем 80%, причем это касается не только отраслей «высокого передела», в частности, практически всех отраслей машиностроения, но и отраслей «первого передела», наподобие черной и цветной металлургии, и даже сугубо сырьевых — нефте- и газодобычи.

Только для того, чтобы обеспечить экспорт углеводородных энергоносителей на нынешнем уровне в течение хотя бы ближайших 20 лет, необходимо вложить в эту отрасль 4 триллиона долларов. Таких денег у нас нет, и найти их негде. Власти это прекрасно знают, поэтому, как могут, латают дыры, а безответные «добивают» то, что остается, под красивые речи о модернизации.

На деле модернизация при нынешнем курсе может быть проведена только в рамках концессии — то есть полной сдачи наших недр и экономической инфраструктуры разным иностранным собственникам. Причем в обмен не на реальные ценности, а подчас на пустые векселя. Впрочем, они уже и сегодня владеют российскими недрами — только нелегально. И если бы мы смогли расшифровать, кто конкретно стоит за структурами «российских» олигархов и «естественными монополиями», не исключая «Газпром», РЖД и «Роснефть», мы бы увидели, что, возможно, на все две трети (при реально разрешенных законом 12%) там представлены люди, никакого отношения к России не имеющие, но внедрившие туда свои капиталы через подставных лиц. К сожалению, наша статистика сегодня, не имея на то полномочий и ресурсов, лишена возможности дать такие именованные оценки. А могла бы.

Если подобная тенденция будет продолжаться — а она будет продолжаться, поскольку при существующей социально-экономической модели максимально выгодна для компрадорской элиты, которая у нас, несмотря на все заверения, негласно доминирует, — полный технологический коллапс ожидает нашу страну через 7-12 лет, а возможность нормального функционирования прежде, всего ЖКХ и техносферы, будет утрачена уже через 3-4 года. То есть нынешний курс, который признает роль сырьевого придатка глобальной экономики нормальной и, более того, единственно возможной для России, — это курс не просто бесперспективный и опасный, но уже попросту несовместимый с существованием нашей страны.

И это неутешительное положение со всей отчетливостью признают наши власти, призывая сегодня всех нас активно участвовать в его коренном изменении. Как?

«Если существует способ проверить степень развития общества или, по крайней мере, его способность к развитию, — писал в свое время наш великий социальный сатирик и провидец М.Е. Салтыков-Щедрин, — то, конечно, этот способ заключается в уяснении тех идеалов, которыми общество руководится в данный исторический момент». Следуя классику, у нас, как мы полагаем, в первую очередь нужно бы поменять сами общественные идеалы. И именно с этой смены начинать модернизацию.

Навязанные нашей стране идеалы» известны — это идеалы потребления и наживы. Бисмарк был прав, когда утверждал, что некоторые племенные народы, исповедующие такие идеалы, — это не национальность, а специальность. Наш народ эти идеалы, как известный анекдотический персонаж помидоры, любить не любит, но «ест». В результате получается, что государства у нас нет — есть территория, и народа нет — есть «быдло».

Казалось бы, те, кто внедрял в России подобные «общечеловеческие ценности», при которых 9/10 населения переводится в разряд «быдла», своих целей достигли, всё у них получилось, они «в полном порядке». Ан нет. Победа оказалась пирровой, идеалы — гнилыми, национальная поддержка — нулевой, богатство — воровством, а жизнь за высокими заборами — хуже лагерной.

Именно поэтому погибший более полувека назад Сталин вызывает у них непреходящую ненависть. А вот Столыпин был хорош. Так ли это? Если отталкиваться от сухой статистики, то выдерживают ли сталинские дела сравнение с делами Столыпина и других правителей нашей страны.

Знаете, выдерживают, и с честью. Сталин, судя по приведенной ниже таблице, везде и всегда в числе первых. И это без учета страшных потерь и последствий пережитой нашим народом Великой Отечественной войны. Вывод очевиден: никто из правителей России XX века по делам даже близко не приблизился к делам Сталина. И не только в XX веке, но и во все века раньше. И не только в России, но и во всем мире. Сталин как руководитель страны, естественно и безусловно, пользовался национальным наследием, которое оставили ему его предшественники, в том числе Столыпин. Но, безусловно, не так и не в тех громадных масштабах, которыми пользовались (продолжают пользоваться и теперь) последователи Сталина.

Остается непреложным фактом и то, что Россия еще и сегодня (спустя целых 18 лет после развала СССР) на все 2/3 (с колебанием ±20%) держится на эксплуатации (подчас — попросту хищнической эксплуатации) природных, материально-производственных и трудовых ресурсов, созданных советскими людьми под руководством Сталина.

Выходя сегодня к новой модернизации, важно, прежде всего знать, на сколько лет еще хватит того, что нам оставил Сталин, а, не позорно пользуясь, заниматься разнузданным охаиванием и неблагодарным проеданием оставленного. Что же у нас на сегодняшний день уцелело из унаследованного; чем же без зазрения совести пользуются ругатели Сталина?

Каков наш запас прочности сегодня? Запас прочности нашего будущего определяется численностью народа и накопленных им производительных сил, образующих в совокупности богатство страны. Здорового народа в стране осталось мало. Но и здоровых ресурсов, вопреки всяким там популистским фантазиям, почти не осталось. Особенно плохо обстоят дела с состоянием нашей материально-производственной базы, интегральные официальные оценки степени износа которой у нас сегодня зашкаливают за все фактические 80% (не путать с публикуемыми цифрами, составляющими около 50%) при мировой норме 25%, в том числе в добывающей промышленности и энергетике за 85%, а в ЖКХ и того больше.

Публикуемые у нас цифры — это щадящие оценки. На самом деле, фактический износ (и не только машин и оборудования, но и зданий), в том числе по причинам халатной их эксплуатации, у нас процентов на 30 выше. Кроме того, в печати публикуют, как правило, оценки не износа, а амортизационных отчислений, нормы которых у нас, по соображениям выгоды, занижаются.

Казалось бы, запас материально-технической прочности повышается благодаря низкому уровню загрузки производственных мощностей, их своеобразной «безработице», среднегодовой интегральный коэффициент которой у нас сегодня опущен до 47% (в машиностроении до 40%, а, скажем, в производстве металлорежущих станков — до 86%).

Как говорится — не было бы счастья, да несчастье помогло. Но повышает ли? Скорее, наоборот, — дополнительно понижает. Ведь речь идет не о законсервированных мощностях, которых у нас практически нет. Сегодня у нас, куда ни глянь,— сплошь и рядом деградация, кладбище машин и оборудования, а то и целых производственных зданий и комплексов, об износе которых и говорить-то не приходится. И именно здесь почва под ногами у нас уходит быстрее всего.

Похоже, миссия российских псевдодемократов в том и состоит, чтобы в отечественных фундаментальных исследованиях, изобретениях, инновациях, передовых технологиях, в любом звене технического прогресса, везде, где только наша страна все еще первая в мире, ни в коем случае не допустить ее развития с опорой на собственные мозги и силы. Их лозунг: «России — западный хлам! Передовые российские технологии — на вывоз и бесплатно!» Цель, которую компрадоры всех мастей в нашей стране правдами и неправдами заставляют нас методично, как школьников, выполнять, — хищнически и беспощадно душить Россию в объятиях западного хлама, который, конечно же, лучше отечественного лишь потому, что он западный. Разрывая целое на куски, распыляя его по частным интересам и растаскивая по иностранным квартирам, спекулируя на всем, на чем только можно, — именно так наживаются на созданных ими же проблемах наши псевдодемократы.

Раз нельзя рассорить и вышибить вон из страны народы России (ну не получается, сколько ни старались), предлагается растоптать в пыль и вышибить материально-производственную базу. Опыт у этих мерзавцев, в том числе опыт гражданской и двух мировых войн, в этом деле немалый. Хитом 2009 года стоимостью в сотни миллиардов долларов стала практика импорта уже не устаревших машин и оборудования в розницу, как раньше, но оптом готовых компаний не первой свежести. Российских ученых и изобретателей выталкивают из страны, а не желающих эмигрировать — фактически уничтожают, якобы устаревшие отечественные оборудование и технологии хают, зато гораздо худшее зарубежное старье — импортируют и восхваляют. Вот вам и современная форма классовой борьбы, которая по своим последствиям оказывается куда беспощаднее прежней, баррикадной. Истощайте ресурсы собственной страны, разоряйте её заводы и фабрики, повышайте цены на потребительские товары и услуги первой необходимости, убивайте людей кредитами и нищетой одновременно — и вас на Западе признают за «своих».

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. самые свежие новости Украины России и мира сегодня за последний час..