Счетная палата проанализировала бюджетные траты — от Сочи до Владивостока

В «Новой газете» № 2 мы рассказали о том, что Счетная палата, как ей и положено по закону, подготовила годовой отчет перед Федеральным собранием. В открытых источниках тогда фигурировала звучная цифра — 718 млрд бюджетных рублей, потраченных с разнообразными нарушениями. Однако полный текст документа, с которым нам удалось ознакомиться, изобилует и другими интереснейшими фрагментами — с точки зрения как собственно цифр, так и выводов аудиторов. Наиболее проблемными оказались те сферы деятельности, которые находятся под самым пристальным вниманием государства: макроэкономика, федеральные целевые программы, сочинская Олимпиада и саммит АТЭС во Владивостоке, национальная оборона и жилье для военных.

Документы, подобные отчету Счетной палаты, хороши тем, что позволяют увидеть реальную картину без какой-либо политизации (про- или антиправительственной). Благодаря этому заезженный термин «неэффективность бюджетных расходов», смысл которого от частого употребления выхолощен до уровня «коррупции» или «инноваций», снова приобретает прикладное значение.

Для начала о том, что означают те самые 718 млрд рублей, из чего они складываются: «Наибольшая доля выявленных нарушений приходится на неисполнение требований Бюджетного кодекса Российской Федерации (356,3 млрд рублей). Установлены нарушения законодательства о размещении заказов для государственных и муниципальных нужд на сумму 238,5 млрд рублей. Нарушения в сфере казны и оборота федерального имущества составили 15,6 млрд рублей, нарушения законодательства о бухгалтерском учете и финансовой отчетности — 65,5 млрд рублей. Объем нецелевого использования бюджетных средств составил 1181,4 млн рублей. Неэффективное использование бюджетных средств составило 511,4 млрд рублей».

Все это — нарушения различных законов РФ, допущенные чиновниками, если угодно, материальное выражение еще одного замыленного, но исходно точного термина «правовой нигилизм». Более 1 миллиарда рублей ушли налево, вдвое меньше — были потрачены зря.

Макроэкономика

Счетная палата занимается не только поиском фактических нарушений, но и анализом бюджетной системы и экономической политики государства. И вот какие любопытные тенденции подметили аудиторы.

«Объем государственного долга РФ увеличится с 13,2% ВВП в 2012 году до 15,7% ВВП в 2014 году и составит 11,4 трлн рублей, <…> в основном за счет роста государственного внутреннего долга. Расходы по обслуживанию государственного долга увеличатся с 350,7 млрд рублей (0,7% ВВП) в 2011 году до 579,2 млрд рублей (0,8% ВВП) в 2014 году, или в 1,7 раза. Объем указанных расходов существенно превысит бюджетные ассигнования, направляемые в 2014 году на жилищно-коммунальное хозяйство, охрану окружающей среды, культуру, кинематографию, физическую культуру и спорт, средства массовой информации в целом (273,3 млрд рублей), образование (499,5 млрд рублей), здравоохранение (461,8 млрд рублей)».

Конечно, показатель отношения госдолга к ВВП в 15,7% — очень низкий (у США, к примеру, он недавно перевалил за 100%, а у Италии составляет 120%). Но весьма настораживают агрессивные темпы его роста. Во-первых, потому, что это очевидным образом ставит под вопрос сбалансированность государственных финансов (если у тебя все хорошо, зачем лезть в долги?). А во-вторых, пик заимствований приходится на относительно благополучный период. Государство забирает ликвидность с внутреннего рынка, и при ухудшении ситуации (например, вторая волна кризиса) занять будет уже негде. А вот платить за уже привлеченные деньги — придется.

Потому-то аудиторы и задаются вопросом: зачем нужно привлекать такие суммы, имея профицитный бюджет? Тем более что риски для финансовой системы не ограничиваются и даже не определяются ростом займов государства. Если прибавить сюда корпоративный долг, ситуация выглядит хуже: «Объем совокупного внешнего долга <…> по состоянию на 1 июля 2011 года составил 538,6 млрд долларов США (28,3% ВВП) и превысил на 14,1 млрд долларов США объем международных резервов РФ».

То есть частный сектор должен больше, чем государство. Такая же ситуация сложилась накануне кризиса 2008 года, и тогда правительству пришлось рефинансировать крупнейшие компании, чтобы не допустить их перехода под контроль иностранных кредиторов. Но второй раз фокус не удастся, потому что теперь у государства нет свободных денег — само вовсю занимает. И тогда в полный рост встанет вопрос о том, насколько рациональны были антикризисные мероприятия первой волны.

Стройки

Теперь можно поговорить и об эффективности бюджетных расходов (под которые, в частности, привлекаются займы), например о федеральных целевых программах. «При проверке реализации ФЦП установлено невыполнение в утвержденные сроки запланированных целей, задач и результатов. Из 1036 строек и объектов Федеральной адресной инвестиционной программы (далее — ФАИП), предусмотренных к вводу в 2010 году, введены в эксплуатацию 354 стройки и объекта, или 34,2%, при этом техническую готовность менее 50% имели 1345 строек и объектов, или 66%».

Две трети государственных строек недалеко ушли от стадии котлована. Из этого не следует, конечно, что их не стоило затевать, но очевидно: весь менеджмент процесса, и структурно, и по персоналиям, нужно менять, и срочно.

В приоритетных мегапроектах ситуация выглядит лучше. Но какой ценой? Благодаря отчету СП мы наконец узнали реальную стоимость сочинской Олимпиады — 1,3 трлн рублей. При этом, несмотря на ударные темпы стройки спортивных и инфраструктурных объектов, аудиторы нашли слабое место — свалки. К 2014 году на территории олимпийского Сочи их вообще не должно быть (это наш заявленный международному сообществу принцип — ноль отходов). Но строительство мусоросжигательных заводов и рекультивация полигонов ТБО как-то не задались. В итоге было принято креативное решение — перенос сочинских свалок на соседние территории Краснодарского края. Хорошо иметь большую страну!

Саммит АТЭС теоретически обойдется в двое дешевле Олимпиады — в 612 млрд рублей, — но стоимость строительства оказалась выше заявленной в 4,5 раза (так что сочинские рекорды надо будет фиксировать через пару лет). При этом во Владивостоке «при высоких темпах финансирования по ряду объектов наблюдается отставание от графиков строительства, которое составляет от 1 до 7 месяцев».

Впрочем, еще меньшую эффективность в строительстве демонстрирует Минобороны: «За первое полугодие 2011 года установленные задания были исполнены только на 19,3%. <…> Из подлежащих вводу в 2011 году 366 строек и объектов за полугодие было введено только 29 объектов (7,9%). Несмотря на принимаемые Правительством Российской Федерации беспрецедентные меры, направленные на решение проблемы обеспечения военнослужащих жилыми помещениями, количество нуждающихся в постоянном жилье по состоянию на 1 декабря 2011 года составляло 56,4 тыс. человек».

Мелкие шалости

Дорогой и неэффективной оказывается внешняя политика. Например, мы влили в бюджет братской Абхазии почти 10 млрд рублей, это более 70% бюджета республики. При этом на реализацию комплексного плана развития, под который выделялись деньги, истрачено только 3,6% от общей суммы. Есть к чему стремиться нашим чиновникам!

По линии МИДа в 2008-2009 годах неожиданно выбыли из собственности РФ (красивый эвфемизм, правда?) объекты недвижимого имущества стоимостью более 171 млн рублей.

Госнаркоконтроль якобы потратил 1,1 млн рублей на просветительские буклеты и еще без малого 400 тысяч — на агитацию в интернете. А документального подтверждения эти расходы не нашли.

Есть и нарушения, которые не выражаются в прямых бюджетных потерях. Например, Минтранс просто не выпустил регламентирующего документа о безопасности автомобильных коммерческих перевозок (грузовых и пассажирских), после того как предыдущая бумага утратила силу. А смертность на дорогах у нас вчетверо выше, чем в странах Западной Европы. Кстати, и штат ГИБДД укомплектован менее чем на две трети (хотя люди получают «внебюджетное финансирование»).

В отдельных регионах услуги ЖКХ подорожали на 60% больше, чем предписано федеральными нормативами.

Государство вообще никак не контролирует отчисление части доходов организаторов лотерей на всякие благотворительные мероприятия, для реализации которых они вроде как проводятся.

А ректоры вузов пилят фонд заработной платы в ущерб доходам рядовых преподавателей.

Словом, отчет Счетной палаты представляет собой даже более точный и объемный источник информации о коррупции, халатности и разгильдяйстве, чем, например, проект «РосПил».

Чем не материал для оригинальных плакатов на шествие 4 февраля?

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.