Морской порт в Усть-Луге — новое российское окно в Европу, прорубленное с петровским размахом в голой стене. Его грузооборот растёт на 35% в год, инвестиции исчисляются сотнями миллиардов, а вокруг порта строится современный город. Однако геополитические задачи проекта не достигнуты: конкурирующие прибалтийские порты с появлением Усть-Луги и не думают разоряться, а имидж России страдает из-за экологических проблем, порождённых строительством.

Здесь будет город-порт

От Усть-Луги до Петербурга около 100 км, а до Эстонии — всего 30. С Финского залива без всяких пограничных столбов видно место, где проходит граница.

С эстонской стороны — вековые сосны и песчаные пляжи, словно на Рижском взморье, с российской — торчащие обрубки деревьев и изуродованная береговая линия. Это Кургальский заказник, имеющий статус «особо охраняемой природной территории» (ООПТ). От него до Усть-Луги ещё 15 км, но нужды нового порта почувствовали и природа, и местные жители.

— Несколько лет назад в заказнике находились лежбище балтийского тюленя и древние стоянки перелётных птиц, здесь нерестились лосось и салака, свободно разгуливали олени, — рассказывает сотрудник экологической организации «Беллуна» Лина Зернова. — Местные жители зарабатывали рыболовством, сбором грибов и ягод. Деревни Краколье и Лужицы — это малочисленный финно-угорский народ водь, живущий своим укладом, опрятно и трезво. Теперь нет ни леса, ни рыбы, а к воде выйти нельзя — кругом заборы, шлагбаумы и охранники. Нуждами порта это варварство оправдать невозможно.

В российской традиции принято от таких фактов отмахиваться: мол, если бы Пётр I считался с мнением экологов и простых крестьян, никогда бы не было ни Петербурга, ни великой империи. Пока же возможности петербургского порта ограничены: узкий фарватер и недостаточная территория для современных нефтеналивных или контейнерных терминалов.Поэтому огромные объёмы внешней торговли по-прежнему проходят через Таллин, Ригу, Вентспилс. А это не только потери казны, но и обидный для Кремля бонус прибалтийским оппонентам.

— Российское руководство видит главнейшую геополитическую задачу в независимом экспорте сырья, — говорит политолог Анна Рудая. — Ради этого развивают Северный морской путь, ради этого реализовали амбициозный «Северный поток», проложив 1,2 тысячи км газопровода через Балтийское море. Миллиарды рублей пришлось вложить в порт Приморск в Ленинградской области. Но Усть-Луга стала более раскрученным и амбициозным проектом.

Только в 2012 г. в развитие порта планируется инвестировать 59 млрд. руб., а до 2015-го — 249 миллиардов. К 2018 г. в Усть-Луге может появиться аэропорт за 27 млрд. рублей, в железнодорожную инфраструктуру вложат ещё 35 млрд., а строящийся вплотную к деревне Краколье 35‑тысячный город, возможно, расширится до 58 тыс. человек. Император Пётр с плакатов ободряет сотни строителей-узбеков: «…в Европу прорубить окно», «Небываемое — бывает», «Здесь будет город-сад» и т.д.

По словам вице-губернатора Ленобласти Григория Дваса, Лужская губа — единственное место Северо-Запада, где существует возможность развития глубоководных портовых комплексов. К тому же здесь 326 дней в году можно проводить навигацию без помощи ледоколов. А тот факт, что вокруг Усть-Луги слабо развита инфраструктура, в определённом смысле хорошо: можно осваивать деньги с самого старта. Мегапроект на контроле у президента Владимира Путина, а главными подрядчиками стали структуры его друзей.

Чьи флаги в гости к нам?

Вмарте 2012 г. вице-спикер бундестага ФРГ Катрин Геринг-Экард и депутат Валери Вильм начали кампанию против продолжения работы нефтеналивных причалов №№4 и 5 в порту Усть-Луга, которые принадлежат «Невской трубопроводной компании» бизнесмена Геннадия Тимченко. По информации немецких парламентариев от «зелёных», причалы построены самовольно и не проходили независимой экологической экспертизы. А этого требует Хельсинкское соглашение о защите Балтийского моря, участником которого является и Россия.

Ещё в декабре 2011 г. провалы в причалах зафиксированы сотрудниками Ростехнадзора, возникла опасность разлива нефти. Тем не менее в марте 2012-го причалы заработали в тестовом режиме. Международная коалиция «Чистая Балтика», объединяющая 26 общественных организаций стран региона, обеспокоена и состоянием «Балтийской трубопроводной системы» (БТС). С её помощью в Усть-Лугу планируется доставлять 18 млн. т нефти в год. Ещё 11 лет назад, когда новый порт только строили, экологи отметили опасность: трубы толщиной
8-10 мм собирались укладывать прямо в воду без всякой гидроизоляции. Если нефть идёт под давлением 60 атмосфер, даже изолированные трубы вдвое толще дают утечку 200 граммов с тонны нефти. Этого достаточно, чтобы лет через 20 восток Финского залива превратился в мёртвую зону.

Но российские сторонники строительства называют предо­стережения экологов «дискредитацией, ведущейся на деньги Госдепа США». У них свои поводы для гордости: грузооборот порта Усть-Луги, составлявший в 2008 г. 6,8 млн. т, в 2011-м вырос до 22,8 млн. тонн. По оптимистическим прогнозам, через пять лет порт будет принимать 120 млн. т грузов.

Сегодня российские бизнесмены, импортирующие автомобили из Европы, обосновались в финской Котке. Потому что в Питере им пришлось бы оплачивать по 10 справок за каждую машину, получая документы в разных районах города и выстаивая очередь по полдня. Аналогично рыболовецкие компании Мурманска держат траулеры в норвежском Киркенесе, где происходят ремонт и смена моряков-мурманчан. Дома им нужно было бы декларировать все заменённые на судне детали и платить пошлину как за импорт.

Станет ли порт Усть-Луги свободным от этих безобразий? Ясно как божий день — чтобы в Россию пошли корабли, мало построить мегапорт.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.