Удивительные совпадения. В тот самый момент, когда Владимир Путин выдворил из России Агентство США по международному развитию (ему показалось, что бюджет организации в 50 миллионов долларов был слишком сильно ориентирован на поддержку демократических организаций), во Франции вспыхнула полемика вокруг катарского фонда в 50 миллионов евро, который, как оказалось, слишком открыто поддерживает жителей пригородов.

А по другую сторону Атлантики на мэра города Толедо, штат Огайо, который расстелил красную дорожку перед 160 китайскими инвесторами, как снег на голову обрушились оба кандидата в президенты, соперничающие друг с другом в нападках на все тех же китайцев.

В идеальном мире каждый должен был бы с радостью встречать инвестиции, если те отвечают критериям торгового и экономического здравого смысла. Тем не менее, в реальных условиях происхождение иностранных инвестиций представляет собой сверхчувствительный вопрос, в котором решающее слово остается за политикой. У злоключений американского агентства USAID в России, безусловно, политические корни: о торговле здесь даже не заходило и речи. Отправив куда подальше USAID, Россия хотела показать, что является «зрелой» страной и не нуждается чужой в помощи для развития. Интересный аргумент, если соотнести его с делом о катарских деньгах: кто может оспорить «зрелость» Франции или заявить, что ей требуется помощь для развития? По всей видимости, это Катар.

Истоки этого дела довольно поучительны. В ноябре 2011 года десять представителей Национальной ассоциации региональных депутатов за развитие (ANELD) провели неделю в Катаре по инициативе чрезвычайно активного посла этого эмирата во Франции Мохаммеда Джахама аль-Кувари. Если верить рассказу одного из них, Мохаммеда Акку (Mohamed Hakkou), на сайте SaphirNews, там их встретили как королей, в том числе и сам эмир, который пригласил их на обед.

8 декабря посол аль-Кувари заявил в Париже о формировании фонда в 50 миллионов евро для поддержки частных предпринимательских проектов в пригородах. Руководить всем должен был Катар: в посольстве намеревались создать «группу профессионалов» для отбора предложенных ANELD кандидатов.

Такая инициатива навлекла на себя первую волну критики, причем со стороны не только Марин Ле Пен (Marine Le Pen), но и левых сил. Министр внутренних дел Клод Геан (Claude Guéant) в свою очередь приветствовал ее и подчеркнул, что «кредиты нужно брать всегда, если они не сопровождаются какими-то особыми требованиями». По правде говоря, никто не может сказать, есть ли у Катара «особые требования». Речь идет о первом случае финансирования общественной политики во Франции со стороны государства из-за пределов ЕС.

Как бы то ни было, уже сейчас можно утверждать, что этот небольшой эмират пользуется хорошей репутацией в пригородах из-за покупки «Пари Сен-Жермен» и популярности «Аль-Джазиры». Канал приобрел права на трансляцию матчей Лиги чемпионов во Франции. Кроме того, в 2011 году Катар создал премию «Богатство разнообразия», которую уже получили около полусотни деятелей и ассоциаций. Как отметил посол аль-Кувари, «французы арабского происхождения могут помочь нам наладить стратегическое партнерство с Францией», «стратегической» страной для Катара.

На время президентской кампании к проекту старались не привлекать излишнего внимания. 6 мая 2012 года Франсуа Олланда избрали главой государства. 7 июня он встретился с премьер-министром Катара в Елисейском дворце. 22 августа он принял эмира Хамада бин Халифу аль-Тани. Дело в том, что обе страны сейчас связывает нечто большее, чем личные отношения монарха и бывшего президента Николя Саркози. Доха оказала немалую помощь в ливийском вопросе, в Сирии сейчас тоже бушует война. Франция стала главным поставщиком оружия для Катара. Total играет одну из ключевых ролей в эмирате.

Как бы то ни было, Олланд смог оценить неблагозвучность этого фонда в нынешних политических условиях. Было выдвинуто предложение создать на его основе французско-катарский фонд помощи среднему и малому бизнесу, в который Франция внесет свои 50 миллионов евро. Руководить всем должна «группа профессионалов» из Министерства промышленного восстановления.

Но раз у государства нет лишних 50 миллионов под рукой, оно собирается «обратиться к предприятиям, у которых есть интересы в Катаре». Другими словами, гендиректору Total Кристофу де Маржери (Christophe de Margerie) придется достать чековую книжку… Кроме того, фонд будет направлен на развитие не только пригородов, а всех «нуждающихся», в том числе и сельских территорий. На своем сайте ANELD обвиняет министра Арно Монтебура (Arnaud Montebourg) в «грабеже» и утверждает, что средства могут пойти Государственному инвестиционному банку, а это неизменно приведет к новому витку полемики. Монтебур стремится «политически закрыть это дело» и не объявляет какого-либо точного графика.

О чем говорит нам этот эпизод? В первую очередь он отсылает нас к провалу интеграции пригородов. Как отмечает Мохаммед Акку в своем рассказе, «арабское самосознание произошедших из иммигрантской среды молодых французов воспринимается здесь как козырь, в то время как во Франции на него, к сожалению, смотрят как на клеймо». Иначе говоря, если бы торговцы травой из кварталов могли бы нормально работать во Франции, они бы не стали обращаться за помощью в Персидский залив. Далее он опровергает слова Клода Геана: в политике кредит кредиту рознь. Интерес к талантам из наших пригородов проявляют и другие государства, например, США и Швеция, которая запустила в Сен-Сен-Дени программу для молодых предпринимателей. Тем не менее, они делают это совершенно прозрачно. Катар же вряд ли может служить примером с точки зрения прозрачности или общественной модели.

Наконец, он говорит нам, что этих трений будет становиться все больше. Гигантские суверенные фонды развивающихся и нефтяных стран ищут точки выхода в тот самый момент, когда наши страны пытаются найти решения для долгового кризиса и безработицы. Нам нужно научиться предупреждать эту напряженность, а также уметь отличать обоснованные опасения в интервенционизме и некомпетентности от заблуждений и неуместных национальных обид.

В Толедо все заявления кандидатов не поколебали уверенности китайских гостей. «Все это только предвыборная кампания», – сказал газете The Toledo Blade специальный корреспондент «Жэньминь жибао» Ву Юн. По его словам, в Толедо нет такой активности, как в Пекине и Нью-Йорке, «однако с помощью инвестиций все должно стать лучше». Что тут сказать, Ву Юн, мы рассчитываем на тебя!

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.