Дочерняя структура «Газпрома» – ОАО «ТГК-1» – обвинила внешнего управляющего государственным ЖКС №2 Василеостровского района в том, что он незаконно удержал около 90 млн рублей, заплаченных жителями за тепло и горячую воду в 2014 году. Среди тех, чьи платежи могли затеряться, – президент Владимир Путин, квартира которого находится в одном из домов жилкомсервиса. По иронии судьбы, именно «ТГК-1» инициировала введение внешнего управления и лоббировала, чтобы деньги за ресурсы шли напрямую на счета ЖКСа, минуя смольнинское ГУП «ВЦКП».

3 марта в Арбитражном суде Петербурга было рассмотрено ходатайство компании «ТГК-1», которая контролируется «Газпромом», о замене внешнего управляющего в государственном Жилкомсервисе №2 Васильевского района. Как рассказал на суде юрист компании Сергей Родионов, в 2014 году жилкомсервис выставил собственникам квартир счетов за тепло на общую сумму в 417 млн рублей. Большинство граждан вносили деньги дисциплинированно – управляющей компании поступило 414 млн. При этом «ТГК-1» получила за поставленный ресурс только 383 млн, то есть на 31 млн меньше. Кроме того, по словам Родионова, в 2014 году монополия вообще не получила средств за тепло и горячую воду, которые потребили наниматели – жители квартир, принадлежащих государству. «Речь идет о сумме примерно в 60 млн рублей», – сказал Родионов.

Среди этих денег, которые так и не получила монополия, есть, возможно, и платежи президента Владимира Путина за отопление. Ему принадлежит квартира в доме №17 по 2-й линии, который находится в ведении жилкомсервиса (всего ЖКС управляет 500 домами).

Если взять за основу норматив потребления тепла, установленный в Петербурге для домов дореволюционной постройки, то в среднем в 2014 году президент мог платить за отопление свыше 2 тысяч рублей. Если, конечно, не сдал в ЖКС справку, подтверждающую, что он не живет дома, и освобождающую его от обязанности платить по коммунальной квитанции.

Ирония судьбы заключается в том, что нынешний руководитель ЖКС№2 Андрей Коробов изначально был ставленником именно «ТГК-1». Как уже рассказывала «Фонтанка», весной 2013 года Арбитражный суд принял решение ввести в государственном жилкомсервисе процедуру внешнего управления, назначив Коробова управляющим. Иск о банкротстве подавала небольшая строительная фирма, но к процессу быстро подключилась «ТГК-1»: интересы истца на суде представлял юрист монополии Андрей Дубровский. Отметим, что «ТГК-1» является крупнейшим кредитором ЖКСа: долг за тепло на момент введения внешнего управления составлял 200 млн рублей.

По сути, речь шла о прецеденте: ресурсоснабжающие организации Петербурга давно жалуются на непрозрачность начислений через государственный расчетный центр «ВЦКП», и «ТГК-1» через внешнее управление получила возможность контролировать платежи граждан за тепло и горячую воду. Для этого в сентябре 2013 года жилкомсервис ушел от ВЦКП к частному центру «Эллис», который теперь печатает квитанции для собственников квартир в домах ЖКСа. При этом наниматели по-прежнему получают «розовые» квитанции ВЦКП. Но в конечном счете все платежи – и от «Эллиса», и от ВЦКП – поступают сначала на счета жилкомсервиса, а потом уже распределяются среди поставщиков. До введения внешнего управления ситуация была иной. ВЦКП расщепляет деньги граждан: плата за жилищные услуги (уборка лестниц, вывоз мусора) идет управляющим компаниям, за воду и тепло – энергетикам.

Однако постепенно в отношениях между «ТГК-1», имеющей большинство в совете кредиторов, и директором жилкомсервиса Андреем Коробовым возник антагонизм. На суде в мае 2014 года, на котором обсуждался вопрос о продлении внешнего управления, представители энергетической компании потребовали сменить управляющего и перейти уже к стадии банкротства. Однако суд продлил внешнее управление на полгода, а в ноябре – еще на полгода. При этом позиция Коробова смыкалась с мнением жилищного комитета, который всеми силами не дает «ТГК-1» получить контроль над платежами граждан за тепло и жилкомсервисом в целом.

Для того, чтобы уличить Андрея Коробова в присвоении денег жителей, «ТГК-1» запросила данные о платежах в компании «Эллис». Справка, представленная на суде, подтверждает: жилкомсервис получал от жителей одни суммы, а в монополию направлял несколько иные. Так, в январе 2014 года жители заплатили 49,2 млн, а «ТГК-1» получила 41 млн. В феврале пришло 53 млн, но монополии перевели лишь 37 млн. Впрочем, в некоторые месяцы ситуация была иной: так, в марте граждане внесли 52 млн, а на счета «ТГК-1» поступили 65 млн.

Как заявил корреспонденту «Фонтанки» Андрей Коробов, при расчете с контрагентами он использует принцип очередности, зафиксированный в законе «О банкротстве». По этой причине часть денег, которые причитались «ТГК-1», шла на оплату судебных издержек, налоговые платежи, зарплату сотрудников, а также на расчеты по текущим долгам. Кроме того, жилкомсервис провел ремонт аварийных сетей между домами, находящимися «на сцепке», то есть когда здание подключено к трубе горячего или холодного водоснабжения не напрямую, а через соседний дом. Сети внутри «сцепки» являются по сути бесхозными: они не находятся на балансе «ТГК-1», но и жители не отвечают за их состояние, так как они не входят в состав общего имущества дома. «Но по нанимателям я все перечислял», – добавил он.

Суд, выслушав горячий спор обеих сторон, отказал «ТГК-1» в иске и оставил во главе жилкомсервиса Андрея Коробова. Впрочем, у монополии есть еще одна возможность получить полный контроль над платежами граждан за тепло. Обжегшись на внешнем управлении, компания решила попытаться направлять жителям квитанции за тепло напрямую, минуя посредника в виде ВЦКП или жилкомсервиса. В компании обещают, что первые платежки придут уже в марте. Правда, как заявил недавно глава жилищного комитета Валерий Шиян, «ТГК-1» провела только несколько собраний собственников. Хотя Жилищный кодекс обязывает спрашивать мнение жильцов перед тем, как начать рассылать им квитанции и предлагать заключить прямые договоры с поставщиками.

В «ТГК-1» говорят, что Правила предоставления коммунальных услуг дают такую возможность, но в самом ЖКСе считают, что первостепенными являются требования Жилищного кодекса. «Я квитанции рассылал и рассылать буду», – заявил на суде Коробов. Таким образом, если Владимир Путин заглянет домой в следующий приезд в Петербург, то в почтовом ящике он, возможно, найдет сразу две квитанции с требованием заплатить за тепло. И, наверное, сильно удивится.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.