Безграмотная энергетическая политика наносит огромный урон стране.

С того момента, как 14 февраля Владимир Путин на заседании президентской комиссии по вопросам стратегии развития ТЭК и экологической безопасности призвал сломать порочную систему с долгами за электроэнергию, эта тема стала одной из самых обсуждаемых в СМИ. Как уже писала «НП», в том выступлении президента речь шла о «РусГидро», однако Путин говорил не только об этой компании. Основная мысль, высказанная им, была посвящена не просто проблемам неплатежей, а тому, что сложившаяся ситуация всех вроде бы устраивает. Президента возмутило, что потребители электроэнергии не подают в суд. «Они не потерпевшие, что ли, не пострадавшие? Они, значит, тогда соучастники просто, если не хотят получать деньги. Значит, менеджмент этих компаний является соучастниками неплатежей и, в конечном счете, воровства», – сказал он.

Ситуация в «РусГидро» теперь мало кого интересует, но «электрическая» проблема сегодня волнует всех. Уже в начале марта премьер Дмитрий Медведев на заседании правительства поднял эту тему. По его словам, угроза дефицита генерирующих мощностей была предотвращена, но потребление электричества в стране растет, и эта тенденция будет сохраняться. Однако спрос на электроэнергию может оказаться неудовлетворенным, а это означает дальнейший рост цен.

Впрочем, про рост цен мы и так все знали. Так что премьер внес в наши знания лишь одно дополнение: цены на электроэнергию остаются «непонятными и непрогнозируемыми». После такого заявления главы правительства осталось только понять, зачем существует Федеральная тарифная служба, регулирующая от имени государства тарифы энергетиков, газовиков и т.д.

Между тем, на днях в МГУ состоялся первый Московский экономический форум, ставший новой экспертной площадкой по выработке антикризисных программ и решений, предлагаемых правительству РФ. Участники этого мероприятия обсудили тему внешних и внутренних угроз российскому ТЭК. Выводы аналитиков были сформулированы весьма нелестно для правительства: «Существующее состояние и тенденции ТЭК не отвечают интересам экономики страны, препятствуют развитию промышленности и повышению уровня жизни населения. Являясь значительной статьей расходов каждой компании и каждого гражданина, продукция естественных монополий и нефтяных компаний влияет на все сферы жизнедеятельности России. Безграмотная политика ценообразования и налогообложения в отношении ТЭК наносит огромный урон стране».

Эксперты считают, что «закладывание в тарифы и цены предприятий ТЭК инвестиционных составляющих и амортизационных расходов приводит к тому, что внутренние потребители платят дважды». Рост же регулируемых тарифов, по их мнению, является основным фактором инфляции в российской экономике, а также снижения конкурентоспособности обрабатывающих отраслей. Директор Института проблем естественных монополий Булат Нигматулин вообще полагает, что в отрасли «миллионы уходят налево». Нужно ли говорить о том, что все это напрямую относится к электроэнергетике?

Выступая на форуме, депутат Госдумы от «Справедливой России» Оксана Дмитриева рассказала о минусах существующей организации финансовой и экономической инфраструктуры России. В частности, о системе «многочисленных пылесосов и финансовых круговоротов, в результате которых средства выкачиваются из страны, вращаются в пределах этих круговоротов или уходят на неэкономические и несоциальные цели». Позже, в интервью журналистам Дмитриева подчеркнула, что такой «круговорот» выкачивания средств существует и на уровне ЖКХ, где фактически действует система квазиналогообложения. По мнению депутата, здесь речь идет о деформации рыночных институтов, о дефекте микроэкономической организации рынка. То есть его нужно каким-то образом реорганизовывать.

Очень резким в оценке энергетической политики власти было выступление академика РАН, советника президента Сергея Глазьева. «По-моему, была реализована концепция реформирования РАО «ЕЭС», которая привела абсолютно к тем результатам, которые мы в Академии наук прогнозировали, – сказал он. – Наши ученые прогнозировали трехкратный рост тарифов, он оказался существенно выше. Наши ученые прогнозировали ухудшение условий доступа к электросетям, по условиям доступа к электросетям Россия сегодня занимает последнее место в мире в числе стран, где этот показатель измеряется, примерно 160-е».

Глазьев призвал, наконец, признать, что реформа РАО «ЕЭС» привела к крайне негативным результатам и дать оценку этому факту. Без такого признания, по его мнению, очень трудно говорить о рационализации управления отраслью. «Все ждут какого-то чуда, что вдруг заработают механизмы рыночной конкуренции, у нас появится рынок электроэнергии и тарифы пойдут вниз. Я лично таких тенденций не вижу, – заявил он. – Представители промышленности уже настолько удручены происходящим ростом тарифов, что просто свертывают свои инвестиционные планы».

Действительно, многие сельхозпроизводители говорили о том, что в создавшихся условиях трудиться можно только себе в убыток, ни о какой конкуренции с зарубежными коллегами и речи быть не может. «В энергетических компаниях изменились офисы и увеличился штат охранников, а электропровода и столбы в нашем селе какими были при Хрущеве, такими и остались», – рассказал фермер из Свердловской области Василий Мельниченко. Впрочем, вопросом о том, «почему свет дорожает, а энергетики недовольны?», сегодня задаются не только фермеры и эксперты, но и многие другие граждане, выкладывающие за электроэнергию в своих квартирах и частных домах все большие суммы.

По данным Минэкономразвития за 2008–2011 годы тарифы на электричество выросли на 72 % для населения и на 95 % для всех остальных. Однако за эти годы официальный уровень инфляции не достигал подобных показателей. Значит, и с населения, и с промышленности энергетики «дерут в три шкуры» просто потому, что у них монопольные права на несостоявшемся рынке, потому что не умеют нормально работать, но желают получить как можно больше денег, которые постоянно исчезают в неизвестном направлении.

Ряд экспертов связывает сложившееся положение с перекрестным субсидированием между потребителями электроэнергии, когда одни группы потребителей частично оплачивают электроэнергию за другие. Эта система перекрестного субсидирования возникла одновременно с экономическими реформами в стране. Она должна была снизить болезненность преобразований, но успешно дожила и до наших дней.

Из-за существующей непрозрачности регулирования к субсидируемым группам потребителей сегодня относится не только население, но и малый и средний бизнес. В то же время тот объем субсидирования, который приходится на население, распределяется нерационально – пропорционально объему потребления электроэнергии. А ведь богатые домохозяйства потребляют гораздо больше электроэнергии, чем бедные: у них много бытовой техники, много квадратных метров, которые надо освещать, а иногда и обогревать электричеством. В результате самую большую долю субсидий получают именно они. А потери роста промышленного производства в экономике России из-за перекрестного субсидирования сопоставимы с годовыми темпами роста промышленности.

Увы, но все расчеты экспертов, все заявления политиков не приводят к радикальным изменениям в энергетической политике страны. И не раз еще первые лица государства будут созывать заседания по этой теме, кому-то грозить, к чему-то призывать. Однако именно эта мутная и нецелесообразная система выгодна сегодня слишком многим. Поэтому сопротивление любым мерам, направленным на ее улучшение, было и будет жестким. А политической воли его преодолеть, как правило, не хватает.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.