Победить на мартовских президентских выборах в России – это может оказаться самым простым из тех дел, которые предстоят Владимиру Путину, призвавшему к «решительному налоговому маневру», чтобы поставить все больше зависящие от нефти государственные финансы на более солидное основание.

Россия, являющаяся крупнейшим в мире производителем энергоресурсов, в прошлом году имела бюджетный профицит благодаря устойчивым нефтяным ценам. Однако высокие и увеличивающиеся сегодня цены, от которых зависит сбалансированность бюджета, создают реальный риск финансового кризиса на следующий шестилетний президентский срок.

«Российскому правительству необходимо осуществить со временем крупную консолидацию бюджета», — сказал представитель Международного валютного фонда в России Одд Пер Брекк (Odd Per Brekk). Без такой консолидации, предупредил он, «Россия будет гораздо больше подвержена рискам нефтяных ценовых потрясений».

С 2006 года объем государственных расходов увеличивался в среднем на 20% в год – то есть, в два раза быстрее темпов роста инфляции. Их доля в ВВП России выросла с 29 до 39%.

В связи с этим Россия оказалась в одной лиге с много тратящими и собирающими много налогов европейскими экономиками, а не со странами с формирующимися рынками, такими как Китай и Индия, где налоги низки.

Проблема для Путина, когда он займет в мае президентский пост (а вероятность этого весьма высока), будет состоять в том, чтобы выдавить из экономики дополнительные поступления, хотя она и без того прогибается под мощным налоговым бременем.

Так называемый «налоговый маневр», нацеленный на снижение налогов на предпринимателей путем их переноса на облагаемые заниженным налогом отрасли и виды деятельности, это одно из решений, находящее поддержку у политических руководителей.

Сокрушительная нагрузка

Путин изложил свои доводы в пользу налогового маневра в понедельник в обширной газетной статье.

«У нас есть резерв роста налоговых доходов по ряду направлений: дорогая недвижимость, потребление люксовых товаров, алкоголя, табака, сбор рентных платежей в тех секторах, где он пока занижен», — написал он.

Путин позаимствовал данную идею у лоббистской группы «Деловая Россия», отстаивающей интересы малого и среднего бизнеса и поддерживающей избирательное увеличение налогов – в области нефте- и газодобычи, на табак, алкоголь и собственность. Этими налоговыми повышениями она хочет компенсировать снижение налогов для бизнеса.

«В России мешающие развитию налоги либо очень высоки, либо очень неконкурентны, а налоги, которые не мешают развитию, напротив, очень низки», — заявил агентству Reuters президент «Деловой России» Александр Галушка.

Инициатива «Деловой России» отражает мощное недовольство высокими налогами на зарплату, взимаемыми с работодателей, чтобы финансировать огромные ассигнования государства на пенсии, на здравоохранение и на социальные льготы.

В прошлом году правительство попыталось поднять налог на фонд заработной платы с 26 до 34 процентов. Столкнувшись с негативной реакцией со стороны бизнеса, оно уменьшило ставку налогообложения до 30 процентов, однако бизнес по-прежнему жалуется, что она непомерно высока.

Пространство для маневра

И напротив, некоторые другие налоги, скажем, фиксированный подоходный налог, составляющий 13%, несовместимо низок.

Но широко распространенной проблемой в стране остается уклонение от налогов, поскольку около 40% экономической деятельности в стране не декларируется, и налоговым органам о ней не сообщается.

«Если они поднимут налоги богатым, то будет больше уклонений от уплаты налогов», — сказал Евсей Гурвич, возглавляющий Экономическую экспертную группу, которая дает рекомендации Министерству финансов.

Власть вместо этого сосредоточила усилия на налогах на потребление, избежать которых намного труднее. По данным «Деловой России», если страна поднимет свои низкие пошлины и акцизы на табак и алкоголь, доведя их до среднеевропейских показателей, то правительство сможет дополнительно получать 35 миллиардов долларов налогов в год.

Сегодня налоговики берут всего 51 рубль с поллитровой бутылки водки и 9 рублей с пачки сигарет на 20 штук.

«Деловая Россия» также поддерживает повышение налогов в российском нефтяном и газовом секторе. «Надо просто забирать ренту – незаработанный доход – что справедливо с экономической, политической и социальной точки зрения», — заявляет Гурвич.

Большинство аналитиков скептически относится к возможностям выкачивания дополнительных налогов из нефтяной отрасли, где высокими налогами объясняют сокращение инвестиций и замедление темпов роста добычи.

Но идея о повышении налоговой нагрузки для государственной экспортной монополии «Газпрома» выглядит более привлекательно.

Согласно расчетам Гурвича, доля газового сектора в добавленной стоимости, выплачиваемой в виде налогов и составляющей около 35%, в два с лишним раза ниже, чем в нефтяной отрасли, где она равна 80%.

Если закрыть эту разницу, страна получит дополнительно полтора процента к своему ВВП в виде налогов – около 25 миллиардов долларов ежегодно.

Такое несоответствие еще более очевидно, если взглянуть на налоги, выплачиваемые металлургией и горнодобывающими отраслями, где средний показатель налогообложения составляет около 25% от прибыли.

«Нефть перегружена налогами, металлургия недогружена, а газовый сектор находится посередине», — говорит главный стратег Citigroup в России Кингсмилл Бонд.

Жесткая оппозиция

Но на самом деле у России меньше пространства для маневра, чем это кажется на бумаге.

Повышение акцизов может негативно отразиться на карманах простых россиян. Против такого повышения жестко выступают табачные и алкогольные лобби, утверждающие, что повышение налогов приведет к росту производства подделок.

Предложения о приведении в соответствие с нефтяной отраслью налогов в газовом секторе и металлургии наткнутся на оппозицию со стороны еще более мощных лоббистских группировок, имеющих хорошие связи в правительстве.

«Есть существенный потенциал для повышения налогообложения в газовом секторе, однако политические возможности для реализации таких предложений незначительны», — говорит Гурвич.

А что касается металлургии, то он говорит, что там по политическим причинам «возможно лишь незначительное увеличение», которое будет «несущественно с макроэкономической точки зрения».

Да и налоги на собственность золотым дном тоже не станут. Медлительная российская бюрократия долгие годы ведет сложную подготовку к процедурам регистрации и оценки собственности.

«Административные расходы выше, чем доходы от сбора налогов. Собирают очень и очень мало», — заявляет Гурвич.

Бюджетная головоломка

Более серьезная проблема заключается в том, что простым переносом налогового бремени не решить основополагающие проблемы российской бюджетной головоломки, связанной с постоянным повышением государственных расходов.

«Правительство должно сосредоточить основные усилия на повышении эффективности расходования государственных средств, — отмечает Гурвич. – Это касается всего: государственных инвестиций, государственных закупок, более целевой социальной поддержки, пенсионной реформы».

Не имея убедительного ответа на эти проблемы, бизнес не хочет планировать более чем на пару лет вперед, говорит ученый из московского Национального института системных исследований проблем предпринимательства Алексей Шестоперов.

«Бюджет требует все больше и больше средств, а откуда их взять? Это трудно понять», — объясняет он.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.