С того момента, как в отношениях России и ряда западных стран наметился кризис, для большинства иностранных компаний их жизнь в нашей стране перестала быть прежней. Кто-то сумел приспособиться к изменившимся условиям, кто-то ушел, решив переждать экономическую непогоду в более привычной обстановке. «Лента.ру» выяснила, как сложился санкционный год для наиболее известных в России иностранных марок.

Мы верим в возможности России

Компании пищевой отрасли к санкционным условиям попытались приспособиться, хотя пойти на жертвы все же пришлось. Наибольшие проблемы возникли у тех, кто импортировал из попавших под продуктовое эмбарго стран продукцию или сырье для ее производства. Но решение все же нашлось – импортировать не попавший под санкции товар или искать сырье для производства в России.

Именно так и поступила финская молочная компания Valio (на Россию приходится около 20 процентов торгового оборота), экспорт которой сильно пострадал из-за введенного в августе 2014 года продэмбарго. В компании рассказывали, что пришлось переработать сотни миллионов литров молока в промышленное сливочное масло и сухое молоко, которые были потом реализованы по рекордно низким ценам. Чистая выручка Valio в России в 2014 году упала на 36 процентов (до 258 миллионов евро). К тому же, компании пришлось неоднократно сокращать персонал. Чтобы снизить издержки. При этом в октябре Valio запустила контрактное производство молока и сливок под собственным брендом на заводе «Галактика» в Ленинградской области, поскольку потерял возможность ввозить их из Финляндии. А в ноябре компания заявила о решении построить еще одну фабрику в России.

Фабрика Nestle Фото: Игорь Черников / «Коммерсантъ»

Другой финский производитель — группа компаний Fazer (производит хлебобулочную, кондитерскую и бисквитную продукцию, владеет ресторанами и кафе) в начале 2015 года заявила, что намерена продолжить капиталовложение в свои заводы на территории России. Как заявил президент Fazer Group Кристоф Вицтум, компания уже инвестировала 230 миллионов евро в деятельность в России и поставила перед собой цель продолжать рост. «Мы верим в возможности России, и Fazer хочет оставаться здесь», — заверил президент группы. Сейчас у Fazer есть четыре производственные площадки в России — три в Санкт-Петербурге и одна в Москве. На этих заводах выпекается до 190 тысяч тонн хлеба в год. Выручка в 2014 году, по предварительным данным, составила около 12 миллиардов рублей (почти 15 процентов всех доходов группы).

Фото: Олег Харсеев / «Коммерсантъ»

Французская молочная компания Danone (20 заводов в РФ) в 2014 году закрыла три завода в России: в (Смоленске, Тольятти и Новосибирске), объяснив это необходимостью оптимизировать производство. А в начале 2015 года вице-президент подразделения свежих молочных продуктов в странах СНГ Бернар Дюкро не исключил дальнейшего закрытия заводов в России в долгосрочной перспективе, если экономическая ситуация ухудшится. При этом, комментируя итоги деятельности за первый квартал 2015 года, в компании отметили уверенный рост продаж в России.

О своем намерении оставаться на рынке России, несмотря на санкции и экономический кризис, заявила в марте 2015 года и американская компания Mars (в России работает с 1991 года). Производитель заявил, что продолжит выпускать всю линейку продуктов и просто сократит объемы, если спрос упадет.

А вот деятельность концерна Nestle не пострадала от продэмбарго, введенного Россией. Компания сумела вовремя сменить поставщиков и пересмотрела состав некоторых продуктов, однако цены из-за девальвации рубля все же выросли. Объем продаж концерна в регионе Россия-Евразия в 2014 году увеличился на 13,4 процента по сравнению с 2013-м и составил 86,4 миллиарда рублей. В 2014 году компания инвестировала в российский рынок 4,6 миллиарда рублей, а общий объем инвестиций Nestle в российскую экономику с 1996 года превысил 1,8 миллиарда долларов.

Продать или заморозить

Однако не все компании увидели перспективы в развитии бизнеса в России. Так, в конце 2014 года норвежский кондитерский концерн Orkla заявил о продаже своего российского подразделения «Оркла Брэндс Россия» (продукция занимает 4 процента российского рынка) белгородскому холдингу «Славянка». О намерении избавиться от российского бизнеса Orkla заявила после снижения выручки и доли компании на рынке по итогам 2013 года. В компанию входят четыре кондитерских фабрики, две в Ленинградской области — «Пекарь» и «Фабрика им. Крупской», и две работают под брендом «СладКо» в Екатеринбурге и Ульяновске

Торговый центр Stockmann в Москве Фото: Сергей Фадеичев / ТАСС

О закрытии магазинов в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге заявил и ретейлер Stockmann, принявший решение снизить годовые затраты на 50 миллионов евро. В августе прошлого года компания сообщила о закрытии в России до конца 2014 года до 80 процентов магазинов принадлежащей ему сети одежды Seppala. Причиной послужила их убыточность. Оставшиеся 16 магазинов компания рассчитывает закрыть до 2016 года.

Кроме того, об уходе с российского рынка сообщили магазины Esprit, OVS и River Island. Это связано с попытками владельца управляющей компании «Маратекс», польской EM&F Group, реструктурировать свой бизнес в России. Подразделения, занимавшиеся ретейлом одежды и обуви по франчайзингу, показали неудовлетворительные результаты. Сообщалось, что марка River Island, скорее всего, останется в России, но развивать ее будет другой ретейлер.

Продавец ювелирных украшений «Адамас» заявил, что приостанавливает в 2015 году развитие в России французских брендов Agatha и APM Monaco из-за девальвации рубля.

Впрочем, большинство компаний, работающих в России, бороться с девальвацией рубля решили повышением цен. Так британо-нидерландский производитель потребительских товаров Unilever (принадлежит 4 крупных производственных кластера: пищевой продукции и мороженого в Тульской области; чая, косметической продукции и бытовой химии в Санкт-Петербурге; косметической продукции в Екатеринбурге, а также мороженого в Омске) в начале апреля объявил о повышении цен на свою продукцию в России на 20 процентов из-за падения рубля и роста стоимости импортного сырья. При этом компания подтвердила свое намерение вложить 2,5 миллиарда рублей в модернизацию своей фабрики «Северное сияние» в Санкт-Петербурге.

«Леруа Мерлен» Фото: Юрий Стрелец / РИА Новости

Еще раньше, в феврале, иностранные производители памперсов и бытовой химии уведомили российских ритейлеров о повышении цен до 50 процентов. Так, шведская SCA (торговые марки Libero, Libresse, Zewa), американская Kimberly-clark (Huggies, Kleenex, Kotex), а также дистрибутор японских подгузников Merries — ГК «Градиент» сообщили сетям о пересмотре стоимости продукции на 15-25 процентов. Кроме того, американская Procter&Gamble (торговые марки Ariel, Tide, Fairy, Blend-a-med, Pampers, Always, Head&Shoulders) уведомила торговые сети о планируемом повышении цен на продукцию компании с марта 2015 года. Вырастет стоимость в России продукции шведской Oriflame («на уровне инфляции») и американской Mary Kay (со второго квартала 2015 года на 5 процентов).

Не упустить момент

Среди зарубежных компаний-ретейлеров оказались и те, кто сумел воспользоваться неблагоприятной для развития бизнеса ситуацией. К примеру, шведский продавец модной одежды Hennes & Mauritz (H&M) увеличил выручку в России в первом квартале 2015 финансового года (декабрь 2014 года — февраль 2015 года) на 53 процента в рублях. В шведских кронах показатель вырос на 4 процента по сравнению с аналогичным периодом 2014 финансового года до 580 миллионов крон (62,2 миллиона евро). Более того, в течение первого квартала H&M открыл в России четыре новых магазина, хотя гендиректор компании Карл-Йохан Перссон еще в начале 2015 года не исключил, что из-за падения рубля компания сократит программу открытия новых магазинов в России.

Другой ретейлер — французский Leroy Merlin, отказываться от планов по развитию не собирается и намерен ускорить расширение сети в России. Так, в 2015 году Leroy Merlin планирует открыть в России 10 новых гипермаркетов против 6 в 2014 году. По итогам 2014 года рост выручки компании в России превысил 30 процентов. В этом году генеральный директор компании в России Венсан Жанти ожидает замедления роста, однако по его прогнозам, он все равно превысит 20 процентов. Венсан Жанти уверен, что в будущем драйверами роста рынка DIY в России станут повышение уровня жизни и распространение практики делать ремонт своими руками.

3:0 в пользу Азии

Из-за кризисной ситуации на российском авторынке многие автопроизводители были вынуждены распродавать машины со скидками, уменьшать продолжительность рабочей недели, оплачивая сотрудникам простой в размере 2/3 зарплаты, и сокращать персонал. На такие решения компании были вынуждены пойти все по тем же причинам — из-за девальвации рубля и резкого падения продаж. Так, по данным Ассоциации европейского бизнеса (АЕБ), продажи новых легковых и легких коммерческих автомобилей в России в январе 2015 года упали на 24,4 процента по сравнению с январем прошлого года и составили 115,4 тысячи штук. По итогам 2014-го российский автомобильный рынок просел на 10,3 процента, до 2,49 миллиона легковых автомобилей и LCV. В этом году ожидается снижение продаж на 24 процента, до 1,89 миллиона штук.

Цеха автомобильного завода «ПСМА Рус» Фото: Сергей Бобылев / «Коммерсантъ»

В феврале 2015 года приостановил производство грузовиков завод Volvo в Калуге. В марте в Ford Sollers (совместное предприятие американского Ford и российской Sollers) заявили о снижении объемов производства Ford Focus на заводе во Всеволожске на фоне падения спроса. Калужское предприятие Volkswagen заявило о намерении сократить 150 человек и перевести производство с мая на двухсменный график с трехсменного и работать по 4 дня в неделю.

Завод «ПСМА Рус» (совместное предприятие концерна Peugeot Citroеn и японской Mitsubishi) в Калуге приостановил производство автомобилей с 27 апреля по 10 июля.

А американский концерн General Motors и вовсе объявил о решении прекратить производство автомобилей на своем заводе в Петербурге в середине 2015 года, контрактную сборку автомобилей Chevrolet на мощностях группы ГАЗ в Нижнем Новгороде, а также продажи автомобилей марки Opel в РФ. При этом в GM пообещали возобновить работу в России как только улучшится ситуация на авторынке. Пока же американский автоконцерн решил сфокусироваться на премиальном сегменте российского рынка с помощью бренда Cadillac и моделей марки Chevrolet: Corvette, Camaro и Tahoe. Затраты на реструктуризацию бизнес-модели в России обойдутся компании в 600 миллионов долларов.

В марте южнокорейский автопроизводитель SsangYong объявил о приостановке поставок машин в Россию. Правда, позже представитель Sollers (эксклюзивный дистрибьютор марки) пояснил, что SsangYong не намерен уходить с российского рынка и продолжит крупноузловую сборку на мощностях компании Sollers во Владивостоке.
О своем намерении остаться на российском рынке, несмотря на кризис, заявил и японский автопроизводитель Toyota. В компании назвали российский рынок приоритетным на глобальном уровне. Также автопроизводитель сообщил, что не собирается сокращать персонал или проводить незапланированные остановки производства на заводе компании в Санкт-Петербурге.

Но далеко не все компании решили затянуть пояса в надежде переждать кризис. Китайский автопроизводитель Lifan Industry Group запланировал строительство завода в Липецкой области уже в первом полугодии 2015 года. В это предприятие, которое станет первой собственной производственной площадкой полного цикла китайского автоконцерна Lifan в России, компания намерена инвестировать 150 миллионов долларов. На первоначальную мощность завода — 60 тысяч автомобилей в год — производство должно выйти в 2021 году.

Фото: Григорий Собченко / «Коммерсантъ»

Кризис не стал помехой и для российского бизнеса Ferrari. АО «Авилон АГ», второй официальный дилер и импортер автомобилей этой марки, намерен открыть в Москве дилерский центр Ferrari, который по площади станет крупнейшим в Европе. Инвестором выступит «Авилон АГ», который намерен вложить в проект 5-6 миллионов долларов. До сих пор у итальянской марки был один официальный дилер в России — Mercury, он также продолжит работу в России. Результаты продаж в РФ Ferrari не раскрывает, однако, по данным СМИ, ежегодно в России продают 70-100 машин. По итогам 2014 года продажи марки в мире выросли на 4 процента, до 7255 автомобилей.

Ситуация за прошедший год сложилась так, что в основном российский рынок покинули европейские компании, особенно немецкие, — рассказал «Ленте.ру» директор по инвестициям QB Finance Дмитрий Лепешкин. «Они закрывают представительства, отзывают своих сотрудников-экспатов, можно заметить, что многие офисы в Москва-сити опустели», — отметил эксперт. Однако на их место, в том числе и офисные площади, быстро приходят российские компании, которым удалось с 2008 по 2014 год накопить финансовую подушку и теперь они стремятся занять более крупную долю рынка.

Иностранные компании, решившиеся, несмотря на кризис, продолжить развитие бизнеса в России, также окажутся в очень выгодном положении, ведь рынок здесь огромен, конкурентов становится меньше, да и кризис вряд ли будет длиться вечно.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.