Правительство Ямало-Ненецкого автономного округа просит селекционеров вывести морозоустойчивые породы деревьев.

Правительство Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО) готово заплатить 30 млн рублей тому, кто придумает, как озеленить вечную мерзлоту. Соответствующий конкурс чиновники ЯНАО объявили на этой неделе. Эксперты сомневаются, что поставленную задачу можно выполнить, и предлагают оставить местной природе ее тундровые породы.

В департаменте по науке и инновациям правительства ЯНАО, который и выступил заказчиком этих работ, рассчитывают уже через шесть лет получить устойчивые к холодам культуры, которые потом планируется высадить во всех городах и поселках округа с тем, чтобы уже через 15–20 лет в тундре появились большие раскидистые деревья. Директор департамента Геннадий Деттер объясняет данные планы эстетическими соображениями.

— У нас города стоят пустые, без деревьев, что не очень красиво с эстетической точки зрения. Поэтому для рекультивации земель и озеленения городов мы хотим разработать такие породы деревьев, которые и росли бы быстрее и вживлялись в почву лучше по сравнению с видовым составом, который здесь имеется, — рассказал «Известиям» Деттер.

Правительство ЯНАО рассчитывает получить от селекционеров «ассортимент древесных растений для арктических и субарктических природно-климатических зон». Причем деревья должны быть как хвойные, так и лиственные. Одни из новых пород будут высаживаться в декоративных целях в городах, другие — вдоль дорог для защиты их от разрушений, третьи помогут восстановить земли, испорченные добычей полезных ископаемых.

Чиновники конечно понимают, что это непростая задача для кандидатов на выполнение научно-исследовательской работы. Сегодня в суровых условиях тундры может расти только северная ива, которая похожа в лучшем случае на крупный куст, чем на дерево. Деревья испытывают неблагоприятное воздействие от экстремальных природных факторов: низких температур и мерзлотных почв. Климат округа характеризуется суровой продолжительной зимой — 32 недели в тундре и 26 недель в зоне тайги. Снежный покров держится более 260 дней на Крайнем Севере и 210 дней на юге округа. Переходные периоды длятся очень недолго — 7–9 недель весна и 6–7 недель осень — с коротким холодным летом, поздними весенними и ранними осенними заморозками.

Для решения задачи руководство ЯНАО предлагает создать экспериментальную научную базу интродукции деревьев, на экспериментальных участках и в лабораториях которой можно будет проводить исследования с использованием специальных ДНК-маркеров, позволяющих быстро и эффективно идентифицировать подходящие популяции и экотипы лесных культур. Для выполнения поставленных целей обследуют не менее сотни пробных площадок для высадки деревьев, проанализируют ситуацию в 20 населенных пунктах, заложат не менее пяти экспериментальных площадок для изучения адаптации пород. В лабораториях при помощи методов молекулярного маркирования, как предполагается, изучат более 300 образцов растений.

Интересно, что к решению внедрить в северном климате новые лесные культуры чиновников подтолкнули глобальные процессы изменения климата и связанного с ними потепления. Почва начинает оттаивать уже глубже, и в ней могут начинать расти большие деревья. «Но поскольку ждать, когда природа приспособится к изменениям, придется очень долго, мы хотим немного помочь ей», — пояснил Геннадий Деттер. Так, уже сейчас видно, что ареал сибирского кедра постепенно идет в зону лесотундры. И там, где обычно деревья не растут, сейчас можно наблюдать небольшие кедры.

Впрочем, эксперты подвергают инициативу озеленения вечной мерзлоты серьезной критике и готовы согласиться только с возможностью достижения очень скромных результатов, например, расширения ареала некоторых видов деревьев.
— Я думаю, что вывести новые виды в условиях мерзлоты нельзя. Понятно, что попытки выращивать абрикосы в тундре противоестественны. Пусть в тундре растут тундровые породы. Здесь нужно постараться гармонично вписаться в природу, не пытаться менять гены, — говорит директор Научно-исследовательского института лесной генетики и селекции Олег Корчагин.

В Северном НИИ лесного хозяйства также признали поставленную задачу невыполнимой. Чтобы провести подобную селекцию, по мнению его экспертов, потребуются десятки лет: нужно дождаться, когда сменится как минимум одно поколение и даст плоды следующее, а это займет не меньше 20 лет. То есть за пять-шесть лет задачу не получится решить хотя бы по техническим причинам, резюмируют в институте.

Смотрите также: Сводки событий от ополчения. Новости Новороссии.